Главная » Интервью/Статьи » Статьи

Стать сыном Брайана Джонса
Стать сыном Брайана Джонса - это величайшее событие, которое когда-либо случалось в моей жизни

Автор: Scott Jones

Секретный сын одного из Стоунз прерывает 45-летнее молчание, чтобы рассказать удивительную историю о том, как, находясь в поисках собственной личности, он узнал о большом горе, и почему он уверен, что его отец рок-звезда был убит.

Чёрный автомобиль всегда приезжал по средам, чтобы увезти новорожденных далеко от дома незамужних матерей. Чтобы не было разговоров. Чтобы не сторонились люди. Затем были слышны горькие рыдания женщин.

На протяжении шестидесятых, Beechwood, большой викторианский дом в Патни (Putney), в районе юго-запада Лондона, был конвейером человеческой печали.

В комнате на втором этаже было десять кроватей, где молодые женщины, дрожа от страха и вины, будут рожать, а затем попрощаются навсегда со своими детьми.

В марте 1965 года одной из тех женщин была 19-летняя Доун Моллой. Подающая надежды модель регулярно заходила в клуб Crawdaddy в Ричмонд-на-Темзе, место, где Роллинг Стоунз начинали выступать в 1963 году.

Именно там Доун встретила гитариста Брайана Джонса. Теперь она находилась в Beechwood, на холодной и безмолвной кровати, ожидая когда приедет чёрный автомобиль...

Когда Джон Мейнард наконец увидел своё свидетельство о рождении, и, в частности, сведения о своём отце, там было лишь одно слово. Просто было написано - музыкант, не было никакого имени.

Джон - старший менеджер на заводе Ford в Дагенхем, Эссекс, он всегда знал о том, что был усыновлён. "Мои родители сказали мне об этом в юности. Они всегда были очень благосклонны, мама и папа всегда были рядом со мной."

Он знал, что родители хранили коробку с письмами и документами, связанными с его рождением, чтобы открыть когда ему исполнится 18 лет, если он захочет. Но Джону было 29 лет когда он наконец заглянул внутрь.

"Когда принимаешь это, что можно назвать первичной раной, мне не хотелось знать больше", - сказал он. "Я не хотел открывая эту коробку открыть свою рану".

"Но когда у нас с женой появился наш первый ребёнок, дочь, что-то внутри меня изменилось. Я находился в роддоме, наблюдая эту невероятную связь, развивающуюся между матерью и дочерью, и подумал: 'Как на Земле кто-нибудь может бросить своего ребенка?'

Так что я позвонил маме и папе и сказал: 'Хорошо, настало для меня время увидеть эти документы'. Я узнал, что мою настоящую мать зовут Доун Моллой, а моим первоначальным именем было Пол Моллой, но не было ничего о моём настоящем отце. Там не было никакого имени в свидетельстве о рождении - просто было написано: "музыкант". Я никогда не предполагал, что..."

Кто мог им быть? Там не было ничего, чтобы можно было бы предположить, что этот анонимный музыкант - основатель Роллинг Стоунз, икона моды, бунтарь, который пугал истеблишмент своим аппетитом к алкоголю и наркотикам, человек, который был найден мёртвым в своём бассейне в июле 1969 года, в возрасте всего 27 лет.

Итак, у Джона возникло желание увидеть свою "плоть и кровь". Он не имел ни малейшего представления о трагической и сюрреалистической истории, которая вот-вот развернётся перед ним, как он проследит свой путь от усыновления семьёй в Девоне обратно в хаос Роллинг Стоунз.

Я впервые говорил с Джоном несколько лет назад, вскоре после того как я начал искать иформацию об обстоятельствах смерти Брайана Джонса. Хотя Джонс и я не связаны (прим. фамилия автора статьи Джонс), я уже давно был заинтригован прочной тайной его безвременной кончины.

По версии полиции Сассекса, Брайан утонул в своём бассейне, плавая ночью, находясь под воздействием алкоголя и наркотиков. Но в The Mail в воскресенье в 2008 году я обнаружил, что полиция пренебрегла, возможно намеренно, важными уликами, что Джонс умер на руках Фрэнка Торогуда, строителя, ныне покойного.

Свидетельства появились из необнародованных файлов, которые полиция хранила в Национальном архиве, и от людей, которые были в доме Джонса в ту ночь.

Джон и я контактировали довольно часто за эти годы по телефону, электронной почте и через сообщения, так что мне понравился его характер. Но до недавнего времени он не чувствовал себя готовым, чтобы его личность стала известна общественности, так что мы не встречались лицом к лицу.

Настал момент, когда мы наконец встретились, и я увидел поразительное сходство между ним и его отцом - цвет волос, тон кожи, взгляд его глаз - я похолодел и понял, насколько болезненна и эмоциональна его история на самом деле. От трагического конца Брайана Джонса до трагического начала Джона Мейнарда - это по-прежнему влияет на его жизнь сегодня.

"Это странный мир, в котором я живу", - говорит он. "С одной стороны, я получил нормальную жизнь - хорошую работу, красивую жену и троих прекрасных детей. С другой стороны, я сын Брайана Джонса, одного из самых известных имён в рок-н-ролле. Он создал Роллинг Стоунз. А когда слышишь по радио песню, такую как Paint It Black, думаешь: 'Боже, этот ситар... это Брайан.'

Затем я полетел обратно из Лас-Вегаса. Это была красивая ночь, я смотрел вниз на большие и малые города и подумал: 'Все эти люди слушали Роллинг Стоунз. И мой папа создал эту группу'. Это невероятно. Стать сыном Брайана - это величайшее событие, которое когда-либо случалось в моей жизни."

Поиск Джона своих биологических родителей начался 16 лет назад. Он связался с агентством, которое помогает людям отследить их рождение, но он остановился на первом этапе.

"Они хотели 1 500 фунтов и я не мог себе этого позволить в то время. Но спустя годы, когда у нас родился второй ребенок, наш сын, я снова увидел эту связь между матерью и ребёнком. Перед этим я заработал немного денег, восстановив старый Ford Mustang, так что я вернулся в агентство и сказал: 'Я готов'.

Они разыскали номер телефона Доун Моллой, которая проживала в Соединенных Штатах. Я позвонил по этому номеру и сказал: 'Здравствуйте, Вы Доун? Это Пол', - и она ответила: 'Я знаю'. Я спросил: 'Как Вы узнали?' Она ответила: 'Потому что я всегда знала, что в один день ты позвонишь'. Мы начали болтать. Я сказал ей, что у меня всё хорошо, что женат и имею детей.

Доун сказала мне, что вышла замуж в 1965 году, незадолго после того как родила меня, она и её муж всё ещё вместе. У них был ребёнок, который родился через десять месяцев после меня, но этот ребенок внезапно умер в возрасте четырёх лет. Доун считает, что она наказана за то, что сделала со мной.

Я спросил: 'Кто мой отец?' и Доун ответила: 'Боже, разве ты не знаешь?' Когда я сказал что нет, Доун сообщила: 'Он был очень известным. Это Брайан Джонс из Роллинг Стоунз'. "

Доун забеременела во время десятимесячного романа с гитаристом. Но когда Джонс узнал, что у Доун будет ребёнок, он бросил её.

"Я сразу же пошёл в библиотеку взять книги, почитать о нём, посмотреть его фотографии, чтобы увидеть сходство. Поиск биологических родителей всегда болезненный и эмоциональный, но для меня это было в два раза сильнее", - говорит Джон.

"Определение моей настоящей матери вело к другим эмоциональным горкам - выявлению моего отца, который не только был всемирно известной рок-звездой, он был мёртв."

Он почувствовал, как жестока игра 'Змеи и Лестницы'. Джон нашёл Доун, но потерял Брайана навсегда. Чтобы почувствовать себя рядом со своим отцом, всё что он имел - это официальные документы и воспоминания людей, знавших Брайана.

"Я отправился в агентство по усыновлению в Челси, где хранятся документы, относящиеся к моему делу", - сказал мне Джон.

"Первое, что они сделали, предложили мне консультацию, но я сказал: 'Нет, спасибо, я в порядке'. Потом я увидел команду должностных лиц, которые спросили: 'Знаете ли Вы, кем был Ваш отец?' Я ответил: 'Да, я знаю. Это Брайан Джонс.' Они сказали: 'Ок. Хорошо.'

"Я спросил, почему они спрашивают меня, они сказали: 'Ну, у нас здесь была дочь Роджера Долтри на прошлой неделе, и никто никогда не говорил ей о том, кто её настоящий отец'. Поэтому детей известных людей они проверяют заранее, чтобы выяснить что человек знает, до передачи записей.

Были письма для меня от Доун, которые она думала что я получил. Она написала письмо в агентство по усыновлению в день, когда умер Брайан, соообщив: 'Пожалуйста, дайте знать Полу, я хотела бы, чтобы он знал, что его отец умер.' Но я не получил их."

Просматривая комплект документов и фотографий, Джон получил первый проблеск проводивших время вместе Брайана и Доун. Есть черно-белая фотографии Доун, в белых брюках и плотном джемпере, её большие тёмные глаза смотрят прямо в объектив фотокамеры - смесь американского битника и ученицы женской школы-монастыря, что подтверждает её римско-католическая школа в Норфолке, приморском городе Грейт-Ярмут.

На одной цветной фотографии Доун и ещё одна девушка (прим. Хелен Берри, подруга Билла Уаймана) находятся со Стоунз в автомобиле с открытым верхом, припаркованном на траве. Доун на заднем плане рядом с Брайаном, её голова слегка наклонена.

Также есть открытки, отправленные Брайаном во время турне Стоунз по США в 1964 году, в письменной форме из Чикаго, он пишет: 'Дорогая Доун, я не забыл тебя. Извини, что не написал тебе раньше. Америка - прекрасная страна. Мы покорены ею. С любовью, Брайан.'

Джон говорит: 'Брайан нашёл время, чтобы написать Доун, так что она, должно быть, что-то значила для него'. Благодаря своим разговорам с матерью, Джон узнал больше о Брайане, о его времени, проведённом с Доун и о реакции её семьи и группы на беременность.

Он сказал, что хочет жениться на Доун, но это было всё, что сказал Брайан, а затем он перешёл к следующей.

Доун позже объяснила сыну, что ей было 17 лет, когда она впервые встретила Брайана в 1963 году. Она с друзьями регулярно приходила посмотреть выступления Стоунз в клубе Crawdaddy и подружилась с участниками группы.

"Перед началом одного концерта Доун увидела Брайана, возившегося с белым пуделем", - сказал Джон. "Она взяла у него щенка и их взгляды встретились. Брайан попросил её побыть у сцены во время шоу, а потом они сидели и разговаривали всю ночь. Доун сказала, что это было так, будто они всегда знали друг друга. Они встречались в течении приблизительно десяти месяцев до того, как Доун забеременела".

Это новость будет означать конец их отношений. Джон говорит: "Доун отправилась туда, где Роллинг Стоунз играли, кажется в Блэкпул, в октябре 1964 года, когда она была на четвёртом месяце беременности со мной.

Она рассказывает, что ей сказали, что менеджер Стоунз постановил, что Брайан не может больше её видеть, потому что это было бы плохо для группы. Когда Брайан узнал, что она беременна, он был уже в другом месте. Отношения закончились. Доун сломалась и была в слезах. Билл Уайман пошёл и посидел с ней на пляже. Он обнял её и просто поддержал."

Просматривая документы в хронологическом порядке, обнаруживается, что рукописные открытки вскоре заменены новыми, напечатанными на машинке, официального вида документами, в том числе документ о рождении, как 'незаконнорожденный', отец 'Брайан Джонс, гитарист (Музыкант)'. Есть также письма, помеченные 'Конфиденциально' и 'Важно', показывающие, как Доун была брошена справляться в одиночку с беременностью в шестидесятые в Великобритании.

Отец Доун был музыкантом в 'Band of the Grenadier Guards' (прим. старейшая группа в британской армии, с историей более 328 лет) прежде чем стать менеджером жилого дома в лондонском районе Белгравия, в котором она жила когда забеременела. Её мать была певицей прежде чем вышла замуж, брат Доун последовал за своим отцом в армию.

"Мою мать запугивала и промывала мозги её семья", - говорит Джон. "Письма тех времён, которые она писала, в связи с принятием в центр, как раз перед тем, как я был отдан, показывают что она пережила.

Сохранить ребёнка было невозможным для молодых одиноких женщин в шестидесятые годы. И менеджмент Стоунз составил договор о прекращении разговоров Доун с прессой или общественностью обо мне, незаконнорожденном сыне Брайана. Стоунз заплатили 700 фунтов за молчание Доун."

Когда Доун отдавала ребенка, она оставила одну простую просьбу, чтобы связать своего ребенка с Брайаном Джонсом. Документы гласят: 'Доун хотела, чтобы ребенка усыновили люди, которые имеют отношение к музыке или которые ценят музыку'. В этих же заверенных документах, Доун отстаивает Джонса, указывая на то, что он имел 'образование' и 'хорошие манеры'.

Эти документы указывали, через какую невыносимую боль прошла Доун в 1965 году и, после разговора с Джоном, я чувствую, что хотя он бы не пожелал такого никому, особенно своей матери, её глубокая печаль как-то успокаивает его.

Сегодня Джон и Доун близки, хотя она живёт в Америке с 1983 года. Они говорят по телефону каждую неделю и часто посылают друг другу электронные письма.

Доун подвела итоги об опыте своей встречи с Брайаном и тяжёлом моменте, когда отдала Джона на усыновление, написав вкратце по электронной почте.

"Я встретила Брайана в начале шестидесятых. Родители и общество не поддерживали в то время незамужних матерей. Я была вынуждена отказаться от своего сына - и это изменило ход моей жизни навсегда".

Джон говорит: "Доун сказала мне, что одним из самых запоминающихся моментов для неё был день, когда она улетала из Хитроу в Соединенные Штаты в 1983 году. Она летела над всеми этими домами и смотрела вниз, думая: "Где-то там Пол и теперь я покидаю страну". У неё было чувство, будто она бросает меня снова и снова.

После того, как Доун родила, она оставалась в контакте с Биллом Уайманом. Они до сих пор общаются друг с другом по электронной почте. Эта связь дала Джону шанс провести день с бывшим бас-гитаристом группы во время одного из визитов Доун в Лондон. Джон хотел расспросить Билла о Брайане, чтобы в конечном итоге получить более чёткое представление о том, на что похожа жизнь рок-звезды.

"Мы шли по Кингс Роуд в Челси. Люди его узнавали - 'Смотри, это Билл Уайман', - и они подходили сделать фото и просили автографы. Когда мы ели в кафе, японские туристы фотографировали Билла через окно."

Билл и Доун болтали, предаваясь воспоминаниям. Я спросил Билла о Брайане, но он не хотел о нём говорить. Он сказал: 'Считай, что тебе повезло, что ты избежал всего этого - ты имел нормальную жизнь. Лучше быть вне этого'."

До сих пор Джон натыкается на эту стену молчания со всех сторон, даже от родной семьи Брайана. "В один день я отправился к дому родителей Брайана, потому что хотел встретиться с ними. Я хотел сказать им привет. Это мои бабушка и дедушка, моя плоть и кровь. Но они отказались признать меня".

"Было неприятно, как семья Джонс отреагировала на меня. Ведь я же не ради денег - я хотел справедливости. Речь идёт обо мне. Быть признанным - это фундаментальная часть жизни. Если вы присаживаетесь в кафе, вы ожидаете, что вас обслужат. Если вы оставляете кому-то сообщение, вы надеетесь, что вам перезвонят. Игнор - это ужасно, и это то, что семья Джонс сделала для меня. Это действительно больно".

А теперь такое же молчание со стороны полиции в деле о смерти Брайана Джонса, факты которого я собирал. Джон, впервые за много лет, подумал, что приближается к ответам на вопросы о том, что же на самом деле случилось с его отцом 2 июля, 1969 года.

Но в конце прошлого года полиция объявила, что не будет возобновлять расследование дела, либо изменять официальный вердикт следствия. Джон твёрдо убеждён, что, как и в своеобразном расследовании, так и в рассмотрении этого дела, полицией игнорируются убедительные доказательства, которые указывает на то, что Брайан был убит Фрэнком Торогудом.

"Смерть моего отца никогда не была расследована полицией должным образом. Это стало JFK (прим. John F. Kennedy) для рок-н-ролла. Но это моя плоть и кровь, это мой отец, и я хочу тщательного, справедливого и открытого полицейского расследования. Я хочу знать правду.

Я бросаю вызов любому, кто прочитал свидетельства и думает, что мой отец утонул в плавательном бассейне. Это не так. Брайан Джонс был убит".

Джон - первый из членов семьи, кто публично критиковал то, как полиция руководила расследованием этого случая. "Я хочу быть уверенным, что полиция рассмотрела все доказательства, которые указывает на то, что Фрэнк Торогуд убийца моего отца".

"Я хочу знать, почему сегодня полиция Сассекса опирается на свидетельские показания, о которых известно, что они написаны сотрудниками полиции, а не свидетелями. И я хочу знать, какую роль сыграл Home Office (прим. Хоум-офис - департамент Правительства Великобритании), сделав так, чтобы Торогуд остался на свободе, а вину свалили на алкоголь и наркотики." Полиция пока не готова дать ему ответы на эти жизненно важные вопросы, всё, что у Джона есть - это "воспоминания" об отце, которого он никогда не встречал.

"Я много плаваю и в один день я добрался до острова Уайт. Рядом с Freshwater (прим. Пресноводная бухта на Южном побережье острова Уайт), я наткнулся на статую Джими Хендрикса", - рассказывает он.

"Хендрикс был большим приятелем моего отца. У меня есть фотография, на которой они вместе на фестивале в Монтерее в Калифорнии, это фото в качестве заставки для моего компьютера на работе.

Пит Таунсенд из The Who написал песню о моём отце. Дэвид Боуи говорил, что Брайан Джонс является одним из его главных кумиров. Куда бы ты ни пошёл - услышишь Стоунз... это преследует меня.

Помню, как однажды пошёл на концерт Стоунз и я должен был заплатить за вход - были странные чувства. Бесплатных обедов не бывает, но ради Бога, мой отец создал эту группу и я должен был заплатить!

Летом прошлого года я познакомился с людьми, они пригласили меня покататься на их судне.

Оказалось, что они были самыми большими поклонниками Стоунз, так что я слушал Paint It Black, Sympathy For The Devil и так далее, в то время как они плясали и говорили о Стоунз. Я не сказал ни слова. Что толку? Фактически я сидел молча."

Я подумал, что сделал бы Джон, если бы его отец был сейчас жив.

"Во-первых, я, наверное, ударил бы его за то, что он сделал с Доун. А потом я бы спросил, не хочет ли он выпить кофе. Я хотел бы поговорить с ним. Узнать его, рассказать о себе. Я бы ему понравился ему, уверен в этом. Я бы хотел, чтобы он гордился мной. Если быть честным, я просто хочу чтобы он был моим отцом".

© By Scott Jones, Daily Mail
Перевод: heart-of-stone.do.am
Категория: Статьи | Просмотров: 586 | | Теги: Brian Jones
Всего комментариев: 0
avatar