Главная » Интервью/Статьи » Статьи

Расследование обстоятельств смерти
Свидетельские показания

 

Свидетельские показания Фрэнсиса Торогуда

ИМЯ: Фрэнсис Дэвид Торогуд
РОД ЗАНЯТИЙ: Строитель
АДРЕС: 7 Albert Close, Mood Green, N.22
ТЕЛ.: 888 6712

Я строитель, и на протяжении приблизительно трех лет я выполнял различные работы по ремонту и перестройке помещений по заказу членов группы Rolling Stones. С ноября 1968 года по настоящее время я выполняю такую работу на ферме Котчфорд по заказу Брайана Джонса.

Я живу в квартире над гаражом, расположенном на ферме. Я знаком с Брайаном Джонсом приблизительно 18 месяцев и, поскольку я работал в его доме, мы с ним состояли в довольно дружеских отношениях.

С февраля 1969 года он проводил время на ферме и, насколько мне известно, он всегда много пил, но не могу охарактеризовать его как алкоголика.

В среду, 2 июля 1969 года, я поехал на целый день в Лондон и вернулся в Хартфилд между 6 и 6.30 часами вечера. По возвращении я увидел Брайана, он был в обычном настроении, смотрел телевизор. Мы недолго поговорили, и он попросил меня сходить в паб и принести выпить. Я поехал на такси в Хартфилд, в паб «Дорсетские ружья», и купил бутылку водки, бутылку вина «Голубая монахиня», полбутылки бренди и полбутылки виски.

Мы с Брайаном выпили, я — водку, он — бренди, и я оставил ему бутылки. С нами была его девушка Анна. Кажется, она пила вино.

Я оставил их и пошел в свою квартиру, которая находится неподалеку. Я остался дома и разговаривал с Дженет, она остановилась в этой квартире на несколько дней.

Примерно в 9.50 вечера в квартиру пришел Брайан и пригласил нас к себе выпить. Думаю, было около 10 вечера, потому что уже стемнело, и у Брайана был с собой фонарь. Мы с Дженет пошли с Брайаном в дом, где мы с Брайаном выпили. Я пил водку, а он пил бренди.

Мы посмотрели передачу «Роуэн и Мартинс», а когда она закончилась в 9.50 вечера, Брайан предложил пойти купаться в бассейн. К тому моменту он нетвердо стоял на ногах, но я не очень волновался, потому что видел его и в худшем состоянии, и он был способен нормально держаться на воде. Он хорошо плавал, но он был астматиком и пользовался ингалятором. Ему сложно было удержать равновесие на трамплине, и я помог ему, но в этом не было ничего необычного. Он плавал вполне нормально. Анна была с нами в бассейне какое-то время, но потом она ушла в дом, оставив нас в бассейне. Дженет тоже ушла в дом.

После того, как мы пробыли в басссейне минут двадцать, я вышел и пошел в дом за сигаретой, оставив Брайана в бассейне.

Я не помню, чтобы я просил у Дженет полотенце, но если она говорит, что просил, значит, так и было. Я знаю, что я взял сигарету, зажег ее, а когда пошел обратно к бассейну, из дома одновременно появилась Анна. Она сказала мне: «Он лежит на дне» или что-то в этом роже. Я увидел, что Брайан лежит вниз лицом на дне бассейна в его глубоком конце. Мы с Анной залезли в воду и с трудом подняли его. Тело было безжизненным, и когда мы подтащили его к стенке, к нам присоединилась Дженет и помогла его вытащить.

Дженет сказала, что у нее не получилось позвонить, я пошел в дом и набрал «999».

Я вернулся к бассейну, где девушки пытались его оживить. Когда приехала «Скорая», они уступили место санитарам. Приехал врач и сказал, что он умер.

Ночью во вторник, 1 июля 1969 г., Брайан проводил время в бассейне, а мы с Дженет и Анной за ним наблюдали. В какой-то момент Брайан подплыл к бортику, и я увидел, что у него начался приступ астмы. Он попросил нас передать ему ингалятор, воспользовавшись им, он продолжил плавать. За последние пару дней я заметил, что его астма прогрессировала и что он страдал от сенной лихорадки.

Я не думал об этом, когда пошел купаться в бассейн вместе с ним в ночь его смерть. Если бы я думал, что он в опасности, я не оставил бы его одного.

Настоящие показания, состоящие из 4 страниц, каждая из которых подписана мной собственноручно, являются, согласно моим сведениям и убеждениям, достоверными, и я понимаю, что в случае предоставления их в качестве свидетельских показаний при судебном разбирательстве я буду нести ответственность в установленном порядке, если я сознательно и по собственной воле предоставил ложную информацию, о которой на момент предоставления мне было известно, что она не соответствует действительности.

Ф. Д. Торогуд, 3 июля 1969 года.

Настоящие показания сняты мной в присутствии главного инспектора детектива Маршалла и подписаны свидетелем после того, как ему было зачитано вышеизложенное и предложено внести любые дополнения или изменения.

Детектив Питер Хантер, сержант.

Свидетельские показания Томаса Килока

ИМЯ: Томас Ричард Килок
РОД ЗАНЯТИЙ: Гастрольный менеджер
АДРЕС: 15 Outram Road, Alexandra Park. London, B.22
ТЕЛЕФОН: 888 — 3436

Я — гастрольный менеджер группы Rolling Stones, членом которой до недолгого времени являлся Брайан Джонс, но ушел четыре недели назад, но по распоряжению Rolling Stones Ltd. я продолжал действовать в его интересах. Он заключал предварительные договоренности относительно образования новой группы.

Я знал Брайана четыре с половиной года. Он всегда отличался беспокойным и нервным складом характера. Я часто общался с ним до момента его смерти, и в последний раз говорил с ним по телефону около полудня в среду, 2 июля 1969 г., когда он вел себя как обычно и обсуждал со мной свои планы относительно отпуска и образования новой группы.

Какое-то время Брайан находился под наблюдением доктора Гримборо (73 Eaton Place, Belgravia), который, насколько мне известно, регулярно прописывал ему транквилизаторы и снотворное. У него также имелся запас «черных бомбардировщиков», но врач ограничил их употребление. Свои снотворные средства он всегда называл «снотворным».

Брайан любил выпить, и пил не только пиво, но и крепкие напитки, например, водку или бренди. Бывали случаи, когда он находился под их влиянием, но я видел его, когда он бывал сильно пьян, но вполне в состоянии плавать. Брайан был подвержен приступам астмы, и ему предписали пользоваться ингалятором.

Настоящие показания, состоящие из 4 страниц, каждая из которых подписана мной собственноручно, являются, согласно моим сведениям и убеждениям, достоверными, и я понимаю, что в случае предоставления их в качестве свидетельских показаний при судебном разбирательстве я буду нести ответственность в установленном порядке, если я сознательно и по собственной воле предоставил ложную информацию, о которой на момент предоставления мне было известно, что она не соответствует действительности.

Т.Р. Килок, 3 июля 1969 года.

Настоящие показания сняты мной в присутствии главного инспектора детектива Маршалла и подписаны свидетелем после того, как ему было зачитано вышеизложенное и предложено внести любые дополнения или изменения.

Детектив Питер Хантер, сержант.

Свидетельские показания Альберта Иванса

ИМЯ: Альберт Иванс
РОД ЗАНЯТИЙ: Офицер полиции
АДРЕС: County Police Station, Hartfield. Sussex
ТЕЛЕФОН: Hartfield 206
ВОЗРАСТ: Более 21

В 00.10 утра в четверг, 3 июля, в результате полученной информации, я поехал на ферму Котчфорд Хилл в Хартфилд.

Меня провели к бассейну, расположенному в саду на расстоянии около 35 ярдов сзади от дома. На краю бассейна я увидел тело человека, лежащее на спине, голова была приподнята с помощью одеяла. На теле был купальный костюм.

Рядом с бассейном я увидел ингалятор «Хедихейлер». Работники скорой помощи применяли искусственное дыхание. Я прошел в дом и забрал полбутылки бренди, на 4/5 пустую, бутылку водки, на 2/3 пустую, и полбутылки водки, наполовину пустую.

Я также забрал некоторые пузырьки, содержащие на тот момент или ранее различные виды таблеток.

Доктор Эванс из Хартфилда в моем присутствии констатировал смерть, и я сопроводил тело покойного в больницу Королевы Виктории в Ист Гринстед, где я официально опознал тело в присутствии доктора Сакса, патологоанатома, который в моем присутствии произвел вскрытие.

Настоящие показания являются, согласно моим сведениям и убеждениям, достоверными, и я понимаю, что в случае предоставления их в качестве свидетельских показаний при судебном разбирательстве я буду нести ответственность в установленном порядке, если я сознательно и по собственной воле предоставил ложную информацию, о которой на момент предоставления мне было известно, что она не соответствует действительности.

А. Иванс, констебль, 3 июля 1969 г.

Свидетельские показания Дженет Уилсон

ИМЯ: Дженет Энн Уилсон
РОД ЗАНЯТИЙ: Дипломированная медсестра
АДРЕС: 20 Netherton Road, Gosport, Hants
ТЕЛЕФОН: Gosport 80919
ВОЗРАСТ: Более 21 года.

Я — дипломированная медсестра и работаю через агентство.

Я впервые встретилась с Брайаном Джонсом приблизительно год назад в Колчестере.

В следующий раз я встретилась с ним во вторник, 1 июля 1969 г., когда решила провести несколько дней за городом. Один мой друг, Фрэнк Торогуд, работал строителем в доме Брайана Джонса на ферме Котчфорд в Хартфилде. Я позвонила Фржнку на ферму в понедельник, 30 июня, в конце дня, и мы решили, что я сяду на поезд, следующий из Лондона в Ист-Гринстед, а Фрэнк встретит меня на станции.

Тот вечер я провела в квартире над гаражом.

В тот же вторник я увидела Брайана, когда мы обедали с ним и его друзьями.

Мы пили вино за обедом, и Брайан старался уговорить нас пойти в бассейн на улице. Мы все отказались, но он пошел купаться, а мы вынесли напитки и поставили их на край бассейна. Было около 9 часов вечера, и освещение уже включили.

Он хорошо плавал и делал в воде разные трюки.

По-моему, мы смотрели на него около двух часов, и потом я вернулась в квартиру.

Я оставалась в квартире весь день и в течение дня не общалась с Брайаном Джонсом.

Я хотела бы подчеркнуть, что я практически не знала Брайана Джонса, поэтому в факте, что мы не встречались в течение дня, нет ничего примечательного.

Брайан Джонс зашел в квартиру в среду вечером около 10.30 и пригласил нас с моим другом к себе в дом. Мы пошли, и он разговаривал вполне разумно, кажется, о системе дренажа. Тем не менее, было очевидно, что он выпил.

Мы с моим другом сели в столовой, там стояли напитки, но я их не пила. Брайан и мой друг пили спиртное.

Брайан завел было разговор, но у него заплетался язык, и в оправдание он сказал что-то вроде «Я принял сонное зелье». Из этих слов я сделала вывод, что он принял лекарство.

Складывалось впечатление, что он очень хочет чем-нибудь заняться, и он пригласил нас купаться. Приблизительно в этот момент к нам присоединилась Анна, подруга Брайана, и они с Фрэнком втроем решили пойти поплавать. Я отказалась, потому что считала, что Фрэнк и Брайан не в состоянии плавать. Я была настроена достаточно серьезно, чтобы сказать об этом каждому из них в отдельности. Они не обратили внимания на мое замечание, и мне было очевидно, что они пьяны.

Мужчины пошли наверх переодеваться, а Анна отвела собак к бассейну. Я проследовала за ней и посмотрела, как она спустилась в воду. Она пила, но казалась способной о себе позаботиться.

Через несколько минут к ней присоединились мужчины. Я не хотела связываться с этой эскападой и частично спряталась, чтобы присматривать за ними и избегать их просьб присоединиться к ним.

Я заметила, что Брайану было сложно удерживать равновесие на трамплине. Фрэнк старался помочь ему, как мог, но не слишком успешно.

В конце концов Брайан упал в воду, несмотря на свое состояние, он казался способным справиться с ситуацией и начал плавать с глубокой стороны. Его движения были вялыми, но я была уверена, что они сами способны вполне присмотреть друг за другом.

Я вернулась в музыкальную комнату и стала играть на гитаре. Я слышала, как Анна вернулась в дом и заговорила с собаками, направляясь вверх по лестнице. Минут через десять вернулся Фрэнк и попросил полотенце. Я вышла в бассейну и на дне, в глубоком конце, увидела Брайана. Он лежал лицом вниз и не двигался, и я немедленно спустилась в воду.

Я закричала снизу в открытое окно спальни Анны — Анна разговаривала по телефону. Я побежала в дом и позвала Фрэнка. Оба присоединились ко мне — к тому времени я была уже в воде, но, осознав, что не справлюсь с ним одна, я закричала, чтобы Фрэнк шел в бассейн и вытащил Брайана.

Я вернулась в дом, чтобы позвонить, но не смогла, так как линия была занята, в доме было несколько телефонов, но я не знала, где они находятся.

Я вернулась к бассейну, чтобы попросить Фрэнка позвонить, а они с Анной пытались вытащить Брайана из воды. Я помогла ему, и в конце концов мы его вытащили. Он лежал на спине, и пока Фрэнк пошел в дом позвонить, я перевернула тело и попыталась выкачать из него воду. Мне было понятно, что он мертв, но я перевернула его еще раз и показала Анне, как делать искуственное дыхание, пока сама я делала ему наружный массаж сердца.

Я не останавливалась по меньше мере пятнадцать минут, но пульс так и не появился. Все три купальщика были в таком состоянии, что я испытывала желание вернуться в квартиру, но я чувствовала моральное обязательство проследить за ними, потому что считала, что они ведут себя очень глупо — наверное, будучи медсестрой, я чувствовала свою ответственность.

По моим оценкам, Брайан и Фрэнк пробыли в бассейне примерно полчаса, после чего Фрэнк зашел в дом взять полотенце. Я познакомилась с Фрэнком в апреле 1968 года и иногда встречалась с ним — тогда он был другом одной моей приятельницы. Я знала, что Фрэнк работает у Брайана, и была уверена, что, если я попрошу, Фрэнк выделит мне комнату на несколько дней.

Настоящие показания, состоящие из 4 страниц, каждая из которых подписана мной собственноручно, являются, согласно моим сведениям и убеждениям, достоверными, и я понимаю, что в случае предоставления их в качестве свидетельских показаний при судебном разбирательстве я буду нести ответственность в установленном порядке, если я сознательно и по собственной воле предоставил ложную информацию, о которой на момент предоставления мне было известно, что она не соответствует действительности.

Дж. Э. Лоусон, 3 июля 1969 года.

Настоящие показания сняты мной в полицейском участке ИстГринстед и подписаны заявителем после того, как ему было зачитано вышеизложенное и предложено внести любые дополнения или изменения.

Детектив Питер Хантер, сержант.

Свидетельские показания Анны Волин

ИМЯ: Анна Энн Катарина Волин
РОД ЗАНЯТИЙ: Студентка
АДРЕС: c/o Cotchford Pan, Hartfleld, Sussex
ТЕЛЕФОН: Hartfield 536
ВОЗРАСТ: Более 21 года

Я — подданная Швеции, в Соединеннном Королевстве нахожусь на учебе. Я впервые встретилась с Брайаном Джонсом около двух или трех месяцев назад. Я случайно встречалась с ним два-три раза, и около шести недель назад он пригласил меня к себе, на ферму Котчфорд. Я согласилась, а когда я приехала, он не захотел, чтобы я уезжала, и я осталась с ним. В течение этих шести недель мы почти каждую минуту были вместе.

Фрэнк Торогуд жил в квартире над гаражом на ферме Котчфорд, и он проводил там все рабочие дни. По выходным и по средам он ездил в Лондон. Каждый вечер, когда Фрэнк оставался на ферме, он обедал с нами. Мы всегда пили вино за обедом, иногда выпивали и после обеда. Брайан всегда пил бренди, Фрэнк — водку, а я обычно пила вино.

Во вторник вечером, 1 июня 1969 г., на пару дней приехала погостить Дженет Лоусон. В тот вечер мы все вместе пообедали, а потом выпили. После этого Брайан пошел купаться в бассейн на пару часов. Мы с Фрэнком и Дженет не пошли в бассейн, а остались выпивать и смотреть на Брайана. Пока он плавал. Брайан подплыл к краю и попросил свою «спринцовку» — так он называл свой ингалятор. Он часто им пользовался, и я не подумала ничего особенного. Он воспользовался ингалятором и продолжил плавать. У него была астма. Вечером во вторник я сказала Брайану, что не пойду купаться, потому что мне слишком холодно. Температура воды была, кажется, около 80 градусов. На следующий вечер, 2 июля, Брайан установил температуру на 90 градусов.

В среду 2 июля мы с Брайаном встали около 11 утра и большую часть для смотрели теннис по телевизору. На ланч мы съели салат, а позже еще перекусили. Вечером в ото день мы смотрели телевизор. Около 10.15 вечера мы собрались ложиться, и Брайан сказал, что хочет пойти прогуляться. Я не выразила энтузиазма, он пошел на квартиру к Фрэнку и вернулся с Фрэнком и Дженет. Я спустилась, они сидели у обеденного стола с напитками. Брайан включил освещение в саду и поставил напитки на поднос, чтобы пойти на воздух. Потом они с Фрэнком переоделись в купальные костюмы. Они смеялись друг над другом. Я пошла купаться еще раньше, чем они вышли, и какое-то время оставалась в бассейне вместе с ними. Они оба были слегка пьяны. Дженет купаться не пошла. Потом я пошла наверх к себе в комнату, чтобы одеться, оставив обоих мужчин в воде, а Дженет — у бассейна. Пока я была дома, зазвонил телефон, я взяла трубку. Звонили мне. Я услышала, как вошел Фрэнк. In then end он тоже снял трубку, на кухне. Я сказала ему, что это звонят мне, и он положил трубку. Потом я услышала крик Дженет: «С Брайаном что-то случилось!». Я выскочила примерно в тот же момент, что и Фрэнк. Там была Дженет, и я увидела, что Брайан лежит на дне бассейна. Я нырнула, приподняла его, появился Фрэнк и помог мне его вытащить. Дженет пошла к телефону звонить. Потом она вернулась и сказала, что телефон не работает. Наверное, я не повесила трубку. Потом Фрэнк пошел звонить, а мы с Дженет делали искусственное дыхание. Я почувствовала, как Брайана схватил меня за руку. Мы все еще продолжали заниматься искусственным дыханием, когда приехала «скорая помощь». Они заняли наше место. Потом приехал доктор и сказал, что Брайан умер. Когда Брайан пробовал похудеть, он иногда принимал черные капсулы, но только когда он старался похудеть, ему не нравилось их принимать, он боялся наркотиков. Черные таблетки называются «Дурофет». Насколько мне известно, он принимал их по предписанию врача. В среду вечером, когда я вошла в воду, она была слишком горячей, чтобы мы остыли. Я помню, что перед тем, как я пошла наверх одеваться, Брайан подплыл к краю бассейна и попросил ингалятор. Я дала ему ингалятор, он воспользовался им и продолжил плавать.

Настоящие показания, состоящие из 4 страниц, каждая из которых подписана мной собственноручно, являются, согласно моим сведениям и убеждениям, достоверными, и я понимаю, что в случае предоставления их в качестве свидетельских показаний при судебном разбирательстве я буду нести ответственность в установленном порядке, если я сознательно и по собственной воле предоставил ложную информацию, о которой на момент предоставления мне было известно, что она не соответствует действительности.

Анна Волин, 3 июля 1969 года.

Настоящие показания сняты мной в 12.15 3 июля 1969 года в присутствии главного инспектора детектива Маршалла в полицейском участке Гринстед и подписаны заявителем после того, как ему было зачитано вышеизложенное и предложено внести любые дополнения или изменения.

Б. Кэрролл.

Детектив Питер Хантер, сержант.

Показания Тома Килока от 21 февраля 1994

Я, Томас Ричард Килок, проживающий по адресу 29 Брэндон-роуд, Букер, Хай Уикомб, Бэкингемшир, HP12 4PG, даю настоящие показания под присягой:

«По просьбе Фрэнка Торогуда, переданной его родственниками в субботу вечером, 6 ноября 1993 года, я навестил его в больнице Норт-Миддлсекс на Сильвер-стрит, Эдмонтон, северный Лондон в воскресенье, 7 ноября 1993 года. Мистер Торогуд был неизлечимо болен и находился при смерти.

Я провел с ним несколько часов, и в ходе нашего разговора мистер Торогуд заявил, что хочет наконец пролить свет на смерть Брайана Джонса, бывшего члена поп-группы „Роллинг Стоунз“.

Мистер Торогуд подтвердил, что вечером 2 июля 1969 года он купался с Брайаном Джонсом в частном бассейне на ферме Котчфорд. Он заявил, что силой удерживал Брайана Джонса под водой, что привело к смерти Брайана Джонса. После этого инцидента согласно заявлению мистера Торогуда, он покинул бассейн и пошел за сигаретой, а последующие события подробно описаны в различных свидетельских показаниях того времени.

Мистер Торогуд также заявил, что 2 июля 1969 года на ферме Котчфорд было намного больше людей, чем признавалось свидетелями. Среди этих людей находились нанятые им строители.

Через несколько часов после моей встречи с мистером Торогудом он скончался».

Показано под присягой
16 марта 1994 г.
в присутствии Х.С.Кингса



Источник: rockisland.ru
Категория: Статьи | Просмотров: 292 | | Теги: Brian Jones
Всего комментариев: 0
avatar